У Победы наши лица
У Победы наши лица_одноклассники
Видеовоспоминания
%%namepath%%
 Григорий Ивлиев: Развитие культуры должно идти постоянно, без каких-либо перерывов

Участник Государственно-патриотического Клуба Партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ", Председатель Комитета ГД по культуре дал интервью телеканалу BBC.
 
-Какую стратегию государство избрало в отношении культурной сферы? 
 
Григорий Ивлиев: Вы знаете, столько проблем [в культурной сфере]... И что нужно решать в первую очередь, определить сложно. Многие годы невнимательного отношения к сфере культуры, в силу разных причин, привели к тому, что материально-техническая база культуры отвечает современным требованиям в минимальной степени. 
Политически государство занимается сейчас тем, что формирует механизмы воздействия культуры на развитие инновационной экономики, формирование человеческого капитала и в целом на весь образ жизни человека в стране.
 
И этот поворот, - может быть, он был не очень заметен для многих, но он был сделан и предопределил многие действия в сфере культуры со стороны государства. 
Сейчас явственно видно, что мы создаем большие бюджетные возможности для того, чтобы культура могла развиваться. Начиная с января этого года, мы уже предусмотрели [для этого] увеличение федерального бюджета более чем на 40 %. 
 
Увеличение финансирования позволяет нам успешно заниматься ремонтно-реставрационными работами. Речь идет не только о восстановлении таких шедевров, как Большой театр или Мариинка, но и о множестве культурных объектов по всей стране. 
 
Мы серьезно занялись образованием в сфере искусства и выделили средства на это. 
Но проблема с финансированием есть, так как большая часть культурной сферы финансируется из местных бюджетов и региональных бюджетов. 
 
И мы опасаемся, что когда возникает бюджетная напряженность в регионах, некоторые из них будут сокращать расходы на культуру, пытаясь решить другие проблемы. 
Я думаю, что это неправильный, недальновидный поступок. Развитие культуры должно идти постоянно, без каких-либо перерывов. 
 
Как только в культурной жизни наблюдается перерыв, то мы видим, как это пространство сразу же заполняется субкультурой - культурой, которая не соответствует национальным традициям, которая не выражает духовного состояния личности. 
 
И в полной мере в последние 15 лет с этим столкнулись. Хорошо, что сейчас начали это преодолевать. 
 
Для государства актуально сейчас законодательное регулирование в сфере культуры. Посмотрев на эту сферу, мы увидим, что основы законодательства о культуре, действующие в настоящее время, были приняты в 1992 году, до принятия Конституции России. 
 
Для своего времени этот документ был очень важным и сыграл свою позитивную роль, но в него уже было внесено много изменений. Но это закон другой терминологии, другого мышления, другого понимания процессов культуры. Нужно создать новый конституционный закон, который бы реализовал все принципы, которые в Конституции заложены. 
 
- Но как же забота о самом художнике? 

Г.И.: Мы, конечно, этим вопросом очень озабочены, видим, как тяжела судьбы поэтов и писателей. Мы видим, как деятели культуры на селе лишены возможности уделять все свои силы развитию культуры.
 
Можно сказать, что государство, изменив модель отношений с такими творческими союзами, как Союз писателей, Союз художников, Союз композиторов и предоставив им свободу от государства, не нашло другого механизма взаимодействия с творческими союзами, который бы полностью решал эту проблему. 
 
Сказать, что совсем нет такого взаимодействия, нельзя. Нельзя также сказать, что государство не представляет льгот, в том числе и налоговых творческим работникам. 
Но творцы не находят достаточного заработка, чтобы творить и не отвлекаться на проблемы, которые их окружают. Причем, конечно, это относится больше к начинающим художникам. 
 
Государство путем выделения грантов от правительства, президента позволило ведущим творческим коллективам возможность трудиться достаточно комфортно и довести зарплату до уровня, вполне сопоставимого с европейским уровнем оплаты специалистов такого уровня. 
 
Это позволило нам немного остановить отток наших творцов за рубеж. Хотя выезд за рубеж творческого человека для работы - это естественный процесс. Но сейчас мы можем сказать, что для ведущих специалистов в сфере культуры в стране созданы условия, сопоставимые с деятельностью за рубежом. 
 
- Художники должны оставаться в стране и создавать патриотические произведения - этого хочет государство? 
 
Г.И.: Государство, прежде всего, должно исходить из одного постулата, который сформулирован юристами много лет тому назад и который проистекает из самой сути творческой деятельности. Ценности духовной культуры не создаются государственным повелением. Государство не может приказать создать тот или иной шедевр. 
 
И поэтому участие государства может заключаться только в том, чтобы обеспечить свободу творчества художника, и вторгаться в то, что называется творческой свободой, государство не может ни при каких условиях. 
 
Государство не может заставить любить, не может заставить творить. А вот обеспечить условия, чтобы эти процессы в обществе воспринимались как приоритетные, как необходимые процессы, это государство должно делать.
 
Поэтому, что касается свободы выражения художника, никакой цензуры здесь быть не может. Это означало бы застой, неэффективное использование творческого потенциала и так далее. 
 
Что же касается духовно-нравственного воспитания, то запреты, на мой взгляд, не могут решить проблему. Запреты, на мой взгляд, вызывают дополнительный интерес, дополнительный ажиотаж к предмету запрета, он становится "сладким плодом". 
Государство должно поддерживать развитие нового творчества и поддерживать творческое во всех сферах жизни. 
 
Конечно же, можно сказать, что в результате такой поддержки возникают произведения, подчас не соответствующие мнению большинства, вызывающие сомнение в их нравственном характере, но это неизбежные процессы. И чтобы эти процессы не стали разрушающими, конечно, же общество вправе выставлять некие барьеры, чтобы не происходило разрушение личности.
 
Прежде всего, это касается детей. Порнография и эротика есть в обществе. Но они должны быть ограничены. Они не должны быть на ТВ в открытом доступе. Они должны быть доступны людям, которое выражают такое желание. 
 
Но запреты должны исходить не со стороны государства или чиновников, должны быть четкие правовые предписания для каждого такого случая. Есть художественная экспертиза. 
 
Есть совершенно четкие критерии, которые бы позволяли нам оценивать разрушающее или созидающее действие того или иного объекта культуры. Но решать это должно не государство, не отдельные лица, а только нормы права и само общество, которое в ходе таких дискуссий вырабатывает нравственный стержень. 
 
- Но ведь государство открыто объявляет о возвращении госзаказа? 
 
Г.И.: Поддержка, которую государство будет оказывать созданию больших кинопроектов, которые будут реализовывать наши национальные традиционные ценности и переносить их в сознание современного человека с помощью современных технологий, необходима. 
Мы в последние годы имеем не так много фильмов, которые бы объединяли страну, не много фильмов, чьи песни стали бы песнями всей страны. 
 
И мы должны формулировать в фильмах такие мысли, чтобы они стали частью нашего сознания. 
 
Но я хочу отметить, что те, кто критикуют такой подход к кинематографу, совершенно игнорируют тот факт, что сопоставимые средства при этом будут выделены на другие проекты - на детское кино, на анимационное кино. 
 
Отдельно финансируется авторское кино и все, что связано с арт-хаусом в кинематографе. Отдельно есть программа для дебютов. 
 
И я не вижу опасности, что сейчас кинематограф сейчас уйдет в создание каких-то схематичных образов, которые не будут отражать реальной жизни. 
 
Задача, которая ставится, - это обеспечить создание блокбастеров ХХI века на основе российской истории, проповедующих национальные ценности. 
 
- Для вас лично, какое кино является патриотическим? 
 
Г.И: Патриотическими фильмами, гуманистическими фильмами, которые сформировали мое поколение, я бы назвал "Андрея Рублева", "Москва слезам не верит" и фильмы Эльдара Рязанова. 
 
Это фильмы, в которых любовь к человеку до боли отчетливо, до боли ясно выражена. Может быть, тогда их было меньше, таких фильмов, поэтому они так сильно и оказывали влияние. 
 
"Исчезнувшая империя" Шахназарова, которая нас возвращает в 70-е годы, это повествование такое спокойное, но в нем мы видим, что патриотизм, любовь к родине - это не политическое воззрение на современность, а это постоянное чувство, свойство. 
Если человек не любит то, что вокруг него, он и действует соответствующим образом. Это не значит, что это лакированная любовь, когда мы любим все: мы любим грязь на улицах, разбитые лампочки в подъездах. 
 
Нет, как раз мы должны показывать это, говорить об этом жестко, с тем чтобы люди могли делать из этого свои выводы.
Григорий Ивлиев: Развитие культуры должно идти постоянно, без каких-либо перерывов
Участник Государственно-патриотического Клуба Партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ", Председатель Комитета ГД по культуре дал интервью телеканалу BBC.
 
-Какую стратегию государство избрало в отношении культурной сферы? 

Григорий Ивлиев: Вы знаете, столько проблем [в культурной сфере]... И что нужно решать в первую очередь, определить сложно. Многие годы невнимательного отношения к сфере культуры, в силу разных причин, привели к тому, что материально-техническая база культуры отвечает современным требованиям в минимальной степени. 
Политически государство занимается сейчас тем, что формирует механизмы воздействия культуры на развитие инновационной экономики, формирование человеческого капитала и в целом на весь образ жизни человека в стране.
 
И этот поворот, - может быть, он был не очень заметен для многих, но он был сделан и предопределил многие действия в сфере культуры со стороны государства. 
Сейчас явственно видно, что мы создаем большие бюджетные возможности для того, чтобы культура могла развиваться. Начиная с января этого года, мы уже предусмотрели [для этого] увеличение федерального бюджета более чем на 40 %. 
 
Увеличение финансирования позволяет нам успешно заниматься ремонтно-реставрационными работами. Речь идет не только о восстановлении таких шедевров, как Большой театр или Мариинка, но и о множестве культурных объектов по всей стране.
 
Мы серьезно занялись образованием в сфере искусства и выделили средства на это. 
Но проблема с финансированием есть, так как большая часть культурной сферы финансируется из местных бюджетов и региональных бюджетов. 
 
И мы опасаемся, что когда возникает бюджетная напряженность в регионах, некоторые из них будут сокращать расходы на культуру, пытаясь решить другие проблемы. 
Я думаю, что это неправильный, недальновидный поступок. Развитие культуры должно идти постоянно, без каких-либо перерывов. 
 
Как только в культурной жизни наблюдается перерыв, то мы видим, как это пространство сразу же заполняется субкультурой - культурой, которая не соответствует национальным традициям, которая не выражает духовного состояния личности. 
 
И в полной мере в последние 15 лет с этим столкнулись. Хорошо, что сейчас начали это преодолевать. 
 
Для государства актуально сейчас законодательное регулирование в сфере культуры. Посмотрев на эту сферу, мы увидим, что основы законодательства о культуре, действующие в настоящее время, были приняты в 1992 году, до принятия Конституции России. 
 
Для своего времени этот документ был очень важным и сыграл свою позитивную роль, но в него уже было внесено много изменений. Но это закон другой терминологии, другого мышления, другого понимания процессов культуры. Нужно создать новый конституционный закон, который бы реализовал все принципы, которые в Конституции заложены. 
 
- Но как же забота о самом художнике? 

Г.И.: Мы, конечно, этим вопросом очень озабочены, видим, как тяжела судьбы поэтов и писателей. Мы видим, как деятели культуры на селе лишены возможности уделять все свои силы развитию культуры.
 
Можно сказать, что государство, изменив модель отношений с такими творческими союзами, как Союз писателей, Союз художников, Союз композиторов и предоставив им свободу от государства, не нашло другого механизма взаимодействия с творческими союзами, который бы полностью решал эту проблему. 
 
Сказать, что совсем нет такого взаимодействия, нельзя. Нельзя также сказать, что государство не представляет льгот, в том числе и налоговых творческим работникам. 
Но творцы не находят достаточного заработка, чтобы творить и не отвлекаться на проблемы, которые их окружают. Причем, конечно, это относится больше к начинающим художникам. 
 
Государство путем выделения грантов от правительства, президента позволило ведущим творческим коллективам возможность трудиться достаточно комфортно и довести зарплату до уровня, вполне сопоставимого с европейским уровнем оплаты специалистов такого уровня. 
 
Это позволило нам немного остановить отток наших творцов за рубеж. Хотя выезд за рубеж творческого человека для работы - это естественный процесс. Но сейчас мы можем сказать, что для ведущих специалистов в сфере культуры в стране созданы условия, сопоставимые с деятельностью за рубежом. 
- Художники должны оставаться в стране и создавать патриотические произведения - этого хочет государство? 
Г.И.: Государство, прежде всего, должно исходить из одного постулата, который сформулирован юристами много лет тому назад и который проистекает из самой сути творческой деятельности. Ценности духовной культуры не создаются государственным повелением. Государство не может приказать создать тот или иной шедевр. 
 
И поэтому участие государства может заключаться только в том, чтобы обеспечить свободу творчества художника, и вторгаться в то, что называется творческой свободой, государство не может ни при каких условиях. 
 
Государство не может заставить любить, не может заставить творить. А вот обеспечить условия, чтобы эти процессы в обществе воспринимались как приоритетные, как необходимые процессы, это государство должно делать.
 
Поэтому, что касается свободы выражения художника, никакой цензуры здесь быть не может. Это означало бы застой, неэффективное использование творческого потенциала и так далее. 
 
 
 
Что же касается духовно-нравственного воспитания, то запреты, на мой взгляд, не могут решить проблему. Запреты, на мой взгляд, вызывают дополнительный интерес, дополнительный ажиотаж к предмету запрета, он становится "сладким плодом". 
Государство должно поддерживать развитие нового творчества и поддерживать творческое во всех сферах жизни. 
 
Конечно же, можно сказать, что в результате такой поддержки возникают произведения, подчас не соответствующие мнению большинства, вызывающие сомнение в их нравственном характере, но это неизбежные процессы. И чтобы эти процессы не стали разрушающими, конечно, же общество вправе выставлять некие барьеры, чтобы не происходило разрушение личности.
 
Прежде всего, это касается детей. Порнография и эротика есть в обществе. Но они должны быть ограничены. Они не должны быть на ТВ в открытом доступе. Они должны быть доступны людям, которое выражают такое желание. 
 
Но запреты должны исходить не со стороны государства или чиновников, должны быть четкие правовые предписания для каждого такого случая. Есть художественная экспертиза. 
 
Есть совершенно четкие критерии, которые бы позволяли нам оценивать разрушающее или созидающее действие того или иного объекта культуры. Но решать это должно не государство, не отдельные лица, а только нормы права и само общество, которое в ходе таких дискуссий вырабатывает нравственный стержень. 
 
- Но ведь государство открыто объявляет о возвращении госзаказа? 
 
Г.И.: Поддержка, которую государство будет оказывать созданию больших кинопроектов, которые будут реализовывать наши национальные традиционные ценности и переносить их в сознание современного человека с помощью современных технологий, необходима. 
Мы в последние годы имеем не так много фильмов, которые бы объединяли страну, не много фильмов, чьи песни стали бы песнями всей страны. 
 
И мы должны формулировать в фильмах такие мысли, чтобы они стали частью нашего сознания. 
 
Но я хочу отметить, что те, кто критикуют такой подход к кинематографу, совершенно игнорируют тот факт, что сопоставимые средства при этом будут выделены на другие проекты - на детское кино, на анимационное кино. 
 
Отдельно финансируется авторское кино и все, что связано с арт-хаусом в кинематографе. Отдельно есть программа для дебютов. 
 
И я не вижу опасности, что сейчас кинематограф сейчас уйдет в создание каких-то схематичных образов, которые не будут отражать реальной жизни. 
 
Задача, которая ставится, - это обеспечить создание блокбастеров ХХI века на основе российской истории, проповедующих национальные ценности. 
 
- Для вас лично, какое кино является патриотическим? 

Г.И: Патриотическими фильмами, гуманистическими фильмами, которые сформировали мое поколение, я бы назвал "Андрея Рублева", "Москва слезам не верит" и фильмы Эльдара Рязанова. 
 
Это фильмы, в которых любовь к человеку до боли отчетливо, до боли ясно выражена. Может быть, тогда их было меньше, таких фильмов, поэтому они так сильно и оказывали влияние. 
 
"Исчезнувшая империя" Шахназарова, которая нас возвращает в 70-е годы, это повествование такое спокойное, но в нем мы видим, что патриотизм, любовь к родине - это не политическое воззрение на современность, а это постоянное чувство, свойство. 
Если человек не любит то, что вокруг него, он и действует соответствующим образом. Это не значит, что это лакированная любовь, когда мы любим все: мы любим грязь на улицах, разбитые лампочки в подъездах. 
 
Нет, как раз мы должны показывать это, говорить об этом жестко, с тем чтобы люди могли делать из этого свои выводы.
 
%%printpath%%

Ломоносовская частная школа - лучшая частная школа Москвы
© «Ирина Яровая» 2016
Все права на материалы, находящиеся на сайте,
охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Rambler's Top100
Яндекс цитирования